четверг, Иосиф Бродский (1940-1996) “Письмо”

Лифшицу Я всегда твердил, что судьба - игра. Что зачем нам рыба, раз есть икра. Что готический стиль победит, как школа, как способность торчать, избежав укола. Я сижу у окна. Я считал, что лес - только часть полена. Что зачем вся дева, если есть колено. Что, устав от поднятой веком пыли, русский глаз отдохнёт на эстонском шпиле.

Я наравне с другими Хочу тебе служить...

Иные из них тяжелы и промаслены временем, как труба архангела. Прислуга-полька ушла в костел Гваренги — посплетничать и помолиться Матке Божьей. Ночью снился китаец, обвешанный дамскими сумочками, как ожерельем из рябчиков, и американская дуэль-кукушка, состоящая в том, что противники бьют из пистолетов в горки с посудой, в чернильницы и в фамильные холсты.

Семья моя, я предлагаю тебе герб: В резиновом привкусе петербургской отварной воды я пью неудавшееся домашнее бессмертие. Центробежная сила времени разметала наши венские стулья и голландские тарелки с синими цветочками.

Иосиф Бродский. Стихи о принятии мира. Все это было, было. Иосиф Бродский. Стихотворение о слепых музыкантах. Слепые блуждают Я не буду больше молодым. Ты теперь не так . Я больше не ревную, Но я тебя хочу.

Мне жаль, что тебя не застал летний ливень В июльскую ночь, на балтийском заливе Не видела ты волшебства этих линий - Волна, до которой приятно коснуться руками, Песок, на котором рассыпаны камни Пейзаж, не меняющийся здесь веками. Мне жаль, что мы снова не сядем на поезд, Который пройдет часовой этот пояс По стрелке которую тянет на полюс. Что не отразит в том купе вечеринку, Окно, где все время меняют картинку, И мы не проснемся на утро в обнимку.

Поздно ночью Через все запятые дошел, наконец, до точки Адрес, почта - Не волнуйся, я не посвящу тебе больше ни строчки Тихо, звуки По ночам до меня долетают редко Пляшут буквы Я пишу и не жду никогда ответа Мысли, рифмы Свет остался, остался звук, остальное стерлось Гаснут цифры Я звонил, чтобы просто услышать голос Всадник замер Замер всадник, реке стало тесно в русле Кромки, грани Я люблю, не нуждаясь в ответном чувстве

Уважаемый посетитель, добавление комментариев доступно любым пользователям, они будут опубликованы после проверки. Наши читатели интересовались так же этими книгами: Передавая новые стихи в"Огонек", Бродский попросил сделать несколько сносок. Вертумн - языческое божество, в римской мифологии бог перемен будь то времена года, течение рек, настроения людей или созревание плодов.

Начну со стихотворения не Бродского, а Гандлевского,"Устроиться на автобазу. В специальной статье (Жолковский) я добавил к этому списку" Февраль. Достать .. Иль просто - лечь в холодную кровать, // закрыть глаза и больше не Взойти на твой костер ("Ученик. 1"; ); Не ревновать и не клясть <.>

СМИ обсуждают возможный развод Чулпан Хаматовой и ее супруга СМИ обсуждают возможный развод Чулпан Хаматовой и ее супруга По запросу"ночные снайперы я сижу у окна бродский" ничего не найдено. Вы можете посмотреть другие варианты например: Попробуйте еще раз искать.

Диана Арбенина — Я больше не ревную

Нет комментариев Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы… Каким бы отвратительным ни было ваше положение, старайтесь не винить в этом внешние силы: В момент, когда вы возлагаете вину на что-то, вы подрываете собственную решимость что-нибудь изменить. Иосиф Бродский Иосиф Бродский:

Не утоляет слово Мне пересохших уст, И без тебя мне снова Дремучий воздух пуст. Я больше не ревную, Но я тебя хочу, И сам себя.

Не для черных душ и низменных святош Что ж, гаси, пожалуй, наши свечи В черном бархате всемирной пустоты. Все поют блаженных жен крутые плечи, А ночного солнца не заметишь ты. , , . , , , . - . ; , .

Иосиф Бродский Когда-нибудь, когда не станет нас, точнее - после

Заранее прошу прощения за то, что некоторые произведения по техническим, так сказать, причинам останутся без переводов а одно - без оригинала, что еще обиднее. , , ; , ; . , , - ? , , , - , - ! , !

Но ему посвятил стихи Бродский. Строки Чудакова запоминали наизусть, восемь лет в Магадане и видел там не два лагеря, а значительно больше». стиха, писать современные баллады («Я тебя не ревную.

Поэзия не в форме мыслей, а в самих мыслях. Виктор Гюго В широких шляпах, длинных пиджаках, С тетрадями своих стихотворений, Давным-давно рассыпались вы в прах, Как ветки облетевшие сирени. Вы в той стране, где нет готовых форм, Где всё разъято, смешано, разбито, Где вместо неба - лишь могильный холм И неподвижна лунная орбита. Там на ином, невнятном языке Поёт синклит беззвучных насекомых, Там с маленьким фонариком в руке Жук-человек приветствует знакомых. Спокойно ль вам, товарищи мои?

И всё ли вы забыли? Теперь вам братья - корни, муравьи, Травинки, вздохи, столбики из пыли. Теперь вам сестры - цветики гвоздик, Соски сирени, щепочки, цыплята И уж не в силах вспомнить ваш язык Там наверху оставленного брата. Ему ещё не место в тех краях, Где вы исчезли, лёгкие, как тени, В широких шляпах, длинных пиджаках, С тетрадями своих стихотворений.

ЕГИПЕТСКАЯ МАРКА

Я любил тебя больше, чем ангелов и самого, и поэтому дальше теперь от тебя, чем от них обоих. Далеко, поздно ночью, в долине, на самом дне, в городке, занесенном снегом по ручку двери, извиваясь ночью на простыне, как не сказано ниже, по крайней мере, я взбиваю подушку мычащим"ты", за горами, которым конца и края, в темноте всем телом твои черты как безумное зеркало повторяя.

О Бродском нечего и вспоминать – он сам живет в закуте. . К Наталье я больше не вернулся. . рослый, шагающий по пути к своим звёздам Довлатов, и Витюше пришлось, видимо, ревновать еще сдержанней.

Когда-нибудь, когда не станет нас, точнее - после нас, на нашем месте возникнет тоже что-нибудь такое, чему любой, кто знал нас, ужаснется. Но знавших нас не будет слишком много. Вот так, по старой памяти, собаки на прежнем месте задирают лапу. Ограда снесена давным-давно, но им, должно быть, грезится ограда. Их грезы перечеркивают явь. А может быть, земля хранит тот запах: И что им этот безобразный дом!

Для них тут садик, говорят вам - садик. А то, что очевидно для людей, собакам совершенно безразлично. Вот это и зовут: И если довелось мне говорить всерьез об эстафете поколений, то верю только в эту эстафету. Вернее, в тех, кто ощущает запах. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Хорошие стихи - стихи о жизни

, , . , . . , , , .

Достоевский презирал Тургенева, а Бунин терпеть не мог Набокова. « Знаешь, почему я – поэт, а Маяковски себе – непонятная профессия как росла его слава, стал ревновать, и их отношения испортились. Всё советское Бродский не любил, но Евтушенко не любил ещё больше.

Я наравне с другими Хочу тебе служить Я наравне с другими.

Иосиф Бродский. Песня ( )

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в и ВКонтакте. Подписка Отписаться можно в любой момент. Ольга Гильдебрандт-Арбенина - муза и страсть Мандельштама.

Я ревную без повода Сл. Татьяна Бродская «Когда мы вместе, мне спокойно — Я тебя ни на шаг не отпущу — Только ты веди себя достойно, Тогда все обиды прощу.» Татьяна Но больше вопросов о том, – Ты с кем Мысли – вы.

Иосиф Бродский — Я вас любил… — читает Вадим Любовь еще возможно, что просто боль сверлит мои мозги, Все разлетелось к черту, на куски. Я застрелиться пробовал, но сложно с оружием. Портила не дрожь, но задумчивость. Я Вас любил так сильно, безнадежно, как дай Вам бог другими — — — но не даст!

Алла Пугачева - Я больше не ревную (1982)

Хочешь узнать, как действительно решить проблемы c ревностью и устранить ее из твоей жизни? Жми тут чтобы прочитать!